Зачем мужу прикидываться женой?

В последнее время стало модным присутствие отца при родах. На самом деле его участие в этом процессе - традиция древняя. У многих народов был такой обычай: муж надевал одежду жены, ложился в постель и имитировал… роды. Древние верили, что злые духи, пришедшие к слабой матери и малышу и нашедшие вместо них здорового мужчину, испугаются и оставят семью в покое. По этой же причине женщина должна была как можно быстрее встать на ноги, а мужу полагалось отлеживаться, изображая послеродовую усталость.

0
2
мужчина и женщина

Между двумя мирами

Предки восточных славян издревле считали время вынашивания ребенка и родов наиболее уязвимым в плане сглаза, порчи, влияния нечистой силы. По их верованиям, беременная как бы находится у черты, разделяющей мир живых и потусторонний. «Интересное» положение было принято скрывать от посторонних и даже родственников. Особенно опасались будущие мамы незамужних девушек и старых дев, которые могли им позавидовать.

Не без оснований древние полагали, что все происходящее с беременной может отразиться на ее ребенке, его внешности и здоровье. Считалось, что она не должна видеть ничего неприятного – как событий (пожары, смерть, насилие), так и людей и зверей ужасного вида. Ей нельзя было стричься, идти на похороны и крестить детей – крестник мог погибнуть. В Семицкую неделю (Семик – четверг перед Троицей) будущая мама, а иногда и члены ее семьи не должны были ничего резать, чтобы не «отрезать» что-то у ребенка.

Между домашней работой и процессом будущих родов проводилась символическая параллель. Чтобы роды не были трудными, беременной запрещалось делать все, так или иначе связанное с завязыванием предметов, заделыванием, закрытием каких-либо отверстий. Нельзя было ей и сквернословить, поминать нечистую силу, обижать людей и животных.

Языческая магия и православие

В качестве места для родов славяне зачастую выбирали нежилые помещения: хлев, баню или даже место под открытым небом – поле или лес. Делали это по двум причинам: из соображений той же секретности и безопасности, а также чтобы не «осквернить» жилища, не привлечь в него зло.

Повитуху для соблюдения тайны приглашали в последний момент. Это обязательно была добродетельная пожилая, ранее рожавшая женщина. Считалось, что девушки и молодые женщины для такой роли не годятся (поэтому долгое время существовало недоверие к молодым профессиональным акушеркам).

Перед родами роженице полагалось трижды обойти вокруг стола, перешагнуть через метлу, дугу, коромысло, штаны мужа или через него самого, лежащего лицом вниз на пороге. Бытовало поверье, что и ей, и всем, кто рядом, надо «открыть дорогу» малышу, а для этого – расстегнуть пояса, развязать узлы, расплести косы, отпереть замки в доме, открыть двери и печные заслонки, сундуки и ящики. При тяжелых родах просили священника раскрыть и царские врата в храме. Так причудливо сочетались тысячелетняя языческая магия и православие. Если дело шло совсем плохо, то роженицу подвешивали вниз головой и заставляли в таком положении дуть в горлышко пустой бутылки или подтягиваться на веревке, привязанной к потолочной балке. В общем, стимулировали родовую деятельность, как могли.

У мужа зуб болит – значит жена рожает

В тесную связь между здоровьем мужа и его рожающей жены верят многие народы. Так, даже в первой половине XX века на Британских островах у внезапно почувствовавшего зубную боль или другое недомогание мужчины всерьез спрашивали, не рожает ли его жена.

В старину ворожеи и повитухи проводили ритуалы, чтобы перенести родовые муки женщины на ее благоверного. Выдающийся этнограф восточных славян Дмитрий Зеленин описывает оригинальный обычай Смоленской губернии. Муж ложился на полатях неподалеку от ложа роженицы, к тем частям его тела, которые напрямую «виноваты» в ее страданиях, привязывали длинную нитку, свободный конец которой был направлен в сторону жены. Когда она кричала от боли, повитуха дергала за нитку, и муж эмоционально «помогал» супруге своими воплями. Зачастую он должен был поить роженицу, иногда прямо из своего рта. А в Рязанской губернии мужа трижды заставляли проползти между ногами стоящей роженицы. У белорусов ему полагалось надеть женское платье, повязать голову платком и в меру актерских способностей стонать вместе с рожающей супругой.

Пуповина и плацента

Отрезанную или перекушенную пуповину часто перевязывали волосами матери с добавлением волос отца, растительных волокон – льна, конопли. Место отреза смазывали свежим растительным или сливочным маслом. Чтобы новорожденная девочка стала мастерицей, ее пуповину перерезали на прялке, а у мальчика – на топоре, книге, колодке для плетения лаптей.

Чтобы «выманить» не желающую отделяться плаценту, чмокали губами, издавая звуки, привлекающие кошек или кур. Обмытую и уложенную в старый лапоть или обернутую тряпочкой плаценту с пуповиной закапывали под полом или где-то рядом с домом вместе с куском хлеба и яйцом – чтобы рожденный стал богатым. А чтобы следующий ребенок был мальчиком, плаценту закапывали, завернув в ткань от мужской рубашки. На этом месте сеяли овес или ячмень, затем срезали их и применяли как лекарства от детских болезней. Часть плаценты, в которой родился ребенок «в рубашке», он носил на шее как оберег.

А в древней Греции было так
Греческий врач Соран Эфесский (98-138 гг. н.э.) писал: «Родящая должна находиться зимою в просторной комнате со здоровым воздухом; в комнате должны быть приготовлены различные принадлежности, как масло, жидкий воск, теплая вода, мягкие губки, шерсть, бинты, головные подушки, курительные вещества, родильный стул и две постели». В античной Греции повитух называли двумя словами – maiai – обычные, определявшие также, есть ли вообще беременность, и iatromaiai – со статусом врача, имевшие право давать лекарства, вызывающие выкидыш или роды, призывать богов и произносить заклинания.

Плата нечистому

Много новорожденных умирало, поэтому, чтобы помочь ребенку выжить, русские вешали над колыбелью волчий зуб, а украинцы клали в рукав рубашки малыша узелок с углем, печной глиной и кусочком хлеба с салом либо соль и свечку. Другой такой же узелок бросали на перекрестке дорог – известном нечистом месте – со словами: «На тобі, чорте, плату!» Для защиты ребенка обнаженная повитуха с голым младенцем на руках обходила вокруг бани, заклиная утреннюю зарю забрать у него все хвори.

Место родов, сама женщина, ее малыш, повитуха временно считались нечистыми, привлекающими злые силы. Чтобы их отогнать, помещение окуривали дымом, читали заговоры, для матери и ребенка изготавливали обереги. Родившая женщина до девяти дней жила отдельно от семьи, не ела за общим столом и не кормила старших детей, не прикасалась к иконам, не доила корову, но любую другую работу выполняла без скидок на обстоятельства.

Для очищения роженицы и повитухи проводили обряд с водой – у украинцев «зливки», «зливщини», у русских – «размыванья, размывки», когда женщины мыли друг другу руки. Украинский ритуал более сложный. Утром повитуха первой в селе набирала из реки «непочату воду». В нее бросали травы, угольки, щепу дуба. На пол в доме клали березовый веник или венок из трав, на него – топор. Затем топором обрубали концы веника (либо трижды надрезали венок), босой правой ногой обе женщины наступали на топор и, соблюдая очередность, лили воду на руки друг другу. В Черкасском уезде родившая должна была съесть в ходе ритуала кусок хлеба, принесенный крестной из церкви. Тогда уже можно было впервые покормить ребенка грудью. Конечно же, его обязательно крестили в церкви.

После очищения звали гостей проведать родившую. Приходили замужние женщины и приносили что-то вкусное, чтобы разбудить аппетит матери. Мужу все это пробовать не разрешалось, только другим детям. В некоторых местностях приглашали к столу только детей, а иногда радушно потчевали всех односельчан. Гости дарили деньги матери и  повитухе, показывая, что малыш и его очистившаяся мать приняты местной общиной и могут пользоваться ее поддержкой и защитой. Теперь он уже больше не чертенок, которого нельзя класть в колыбель и надевать рубашечку, а новый член общества, вошедший в него по всем древним правилам.

Василий ДОГУЗОВ

Использованы фото Shutterstock/FOTODOM UKRAINE

НАПИШИТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

twenty − 15 =