Monday, April 12, 2021

ПІДПИСКА

Мир Медицины Будет ли в Украине коллективный иммунитет после вакцинации от COVID-19?

Будет ли в Украине коллективный иммунитет после вакцинации от COVID-19?

Министерство здравоохранения заключило рамочный договор с компанией Pfizer о поставках в Украину 10 млн доз вакцин. Об этом заявил руководитель Минздрава Максим Степанов. Он отметил, что все эти вакцины должны поступить в течение 2021 года. Кроме того, руководитель МЗ заявил о том, что цель ведомства — это коллективный иммунитет. Но насколько это реально в наших условиях? Этот вопрос мы задали д. м. н., кардиологу, члену-корреспонденту НАМН Украины Екатерине Амосовой.

По мнению Катерины Амосовой, с учетом высокой заразности вируса, особенно британского штамма (число репродукции около 4), достижение коллективного иммунитета популяции требует наличия 80%+ иммунных людей – переболевших или вакцинированных. Процент готовых прививаться имеет критическое значение, и в разных странах он очень отличается. К примеру, Израиль – страна, которая все время в состоянии войны. Там высокая дисциплина, высокая организованность и там было оказано определенное давление на население. Поэтому процент привитых приближается к идеалу.   

Врач объяснил, можно ли вакцинироваться от COVID-19 препаратами разных производителей

Но посмотрим на достаточно либеральные страны.  Британия с 80% привитых – сейчас чемпион. Но, к примеру, во Франции вакцинироваться согласны только 50%. Население сподвигает к вакцинации, прежде всего, высокое доверие к своей власти.  

– Считаю, что для нас достижение коллективного иммунитета путем вакцинации не реалистично априори. У нас, во-первых, критично мало вакцин, а во-вторых, нет доверия к власти, которая говорит об эффективности и безопасности вакцинации. Именно поэтому и ковид-диссидентов у нас до сих пор так много.   Я согласна с коллегами, например с профессором Андреем Волянским, что нам изначально не нужно было тянуться за развитыми странами, говоря о том, что цель нашей вакцинационной кампании – создать коллективный иммунитет.  Мы должны сконцентрировать наш небольшой запас вакцин и посыл информационной кампании на вакцинации с целью защитить жизнь. Т. е. прививать наиболее уязвимые группы населения, так называемые “группы риска” для того, чтобы уменьшить количество жертв, которое у нас к лету значительно возрастет.  Нам не стоило начинать вакцинацию с военных и полицейских, т.к. ни одна страна в мире не делает этого в первую очередь. Рада видеть сейчас публикации в СМИ, в которых говорится, что власть параллельно подключает вакцинацию групп риска, – комментирует Екатерина Амосова. 

Кроме того, по мнению Екатерины Амосовой, нужно прекратить вакцинировать сомнительных лидеров общественного мнения, которые имеют 5000 подписчиков в Facebook или Instagram и при этом они молодые и здоровые. Нужно акцентировать внимание на больных и стариках. И информационная кампания должна быть направлена на них и их родных  в первую очередь.   

Почему после вакцинации от COVID-19 умирают люди?

– Естественно, вакцинация, как и любое сильнодействующее лечение, имеет свои побочные эффекты.  Более того, если в инструкции к препарату написано, что он не имеет сильных побочных эффектов, то это значит, что и прямых тоже может не быть. Поэтому, когда врач принимает решение о лечении, на одной чаше весов оказывается летальный исход и риск получить тяжелое заболевание с осложнениями. А на другой – риск побочных эффектов. Так вот для людей из серьезных групп риска – баланс в сторону вакцинации. Это однозначно, – говорит Екатерина Амосова. 

Полная версия интервью доступна по ссылке.

Использованы фото Shutterstock/FOTODOM UKRAINE

Виктория МАКАРЕНКО
Виктория МАКАРЕНКОhttps://mister-blister.com
Автор сайта "Мистер Блистер"

ВЫБОР РЕДАКЦИИ

- Реклама -

НАПИШИТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here