Экспорт – лучший вектор развития отечественной фармы

лекарства

– Появилась информация от Европейской Бизнес Ассоциации о том, что в Украине может быть остановлена закупка лекарств по программе медицинских гарантий. По последним данным от них же, эту ситуацию удастся урегулировать. Скажите, пожалуйста, какие последствия для нас имела бы остановка закупки в рамках ПМГ?

На программу медицинских гарантий в проекте бюджета на 2021 год планируют выделить 123 млрд гривен. Это соответствует бюджетному запросу, который рассматривался от Министерства финансов. Но я напомню, что бюджетный запрос от Минздрава и НСЗУ составляет 225 млрд грн. Как видите, разница составляет более 100 млрд грн. Средств не хватит, это очевидно, в том числе на закупки лекарств по программе медицинских гарантий, и это с учетом лечения пациентов с COVID-19.

В НСЗУ проанализировали динамику роста заболеваемости и сказали, что ко второму кварталу 2021 года придется сократить расходы на лечение всех пациентов с коронавирусной инфекцией в десять раз. Также можно прогнозировать, что бюджет в 123 млрд не даст возможности ввести доплаты для врачей первичной и вторичной медицинской помощи. И НСЗУ придется уменьшить количество услуг, таких, например, как ранняя диагностика рака.

Одна из политик, которые внедряла наша команда (команда Ульяны Супрун. – Авт.) – это была политика Национального перечня лекарственных средств. Такой есть во всех странах. Человек, придя к врачу или попав в больницу, получает самые необходимые лекарства, которые ему гарантирует государство. Все, что не вошло в этот утвержденный короткий перечень, могло быть закуплено с помощью благотворительных организаций, местных бюджетов, разнообразных миссий. Но короткий перечень препаратов для лечения основных заболеваний государство должно было бы взять на себя. Исходя из финансирования, которое было в нашу каденцию, денег хватало на половину лекарственных средств Нацперечня. Поэтому Европейская Бизнес Ассоциация обеспокоена тарапией тех пациентов, лекарства для которых не вошли в Национальный перечень, а также защитой интересов фармкомпаний, которые производят эти лекарства, прежде всего в Европе. Пока государство не добавит реальные деньги для обеспечения населения самыми необходимыми лекарствами, либо открыто не скажет о том, что мы можем в этом коротком перечне закрыть только половину потребности, вопрос решен не будет. Мы на первичном звене запустили программу «Доступные лекарства», которая покрывает по трем нозологиям эту потребность на амбулаторном звене. Таким же образом должна быть удовлетворена потребность в самых необходимых лекарствах на уровне больниц. Это и есть короткий комментарий к вопросу о том, чем обеспокоена ЕБА.

– Министр здравоохранения Максим Степанов озвучил, что в бюджетном запросе на 2021 год предусмотрено увеличение финансирования программы реимбурсации до 4,7 млрд грн.По вашему мнению, этой сумы достаточно, чтобы покрыть спрос?

Сумма в 4,7 млрд значительно больше той, с которой стартовали мы, когда внедряли программу реимбурсации. Но это смотря с чем сравнивать. Если, например, с ситуацией в Польше, то там реимбурсируются лекарства и медицинские изделия на 100 млрд грн. В Польше реимбурсацию осуществляет Национальный фонд здравоохранения. Это государственная организация, которая, как и наша НСЗУ, ответственна за политику компенсации населению стоимости лекарств.

Механизмов реимбурсации в мире существует несколько, и они все разные. Например, во Франции реимбурсация доступна только застрахованным гражданам. В Германии она происходит по принципу компенсации для аптечных учреждений. Но если в целом проанализировать страны ЕС, то возмещение стоимости лекарств для населения составляет в среднем 70–90%. Я как автор идеи программы «Доступные лекарства» предложил вариант 100% компенсации. Но эта реимбурсация работает вместе с механизмом внешнего реферирования цен, в таком случае пациенты могли бы получить полную компенсацию от государства.

Сейчас Программа медицинских гарантий на 2021 год еще в процессе формирования, но я знаю, что туда должны были добавить препараты, которые лечат расстройства психики, такие как эпилепсия, тревожные состояния и т.д., но там не так все просто. Сильнодействующие препараты – это отдельная категория лекарственных средств, и не все аптечные учреждения смогут их реализовывать по правилам, установленным в программе «Доступные лекарства». Знаю, что еще должны были добавить медикаменты, которые предотвращают повторные инфаркты и инсульты.

– Будет ли доступна всем украинцам вакцина от коронавируса?

Организации, которые входят в People’s Vaccine Alliance, сделали общее заявление о том, что Украина как участник программы COVAX получит бесплатно 8 млн доз вакцин, которыми можно будет вакцинировать 4 млн украинцев, т.к. вакцинация требует 2 инъекций. Вакцина будет доступна людям, которые находятся в зоне повышенного риска. Эта категория в Украине насчитывает около 2 млн человек: медики, работники сферы образования, культуры, полицейские, военные. Для остальных вакцина будет доступна не раньше осени 2021 года. Это связано с физическим ее отсутствием.

Естественно, большинство стран с высоким уровнем жизни в первую очередь будут обеспечивать своих граждан. К примеру, Канада уже закупила вакцину для всего населения страны. А страны победнее получат вакцину в меньшем объеме. Ну, и понятно, что страны Африки могут не получить вообще, если ВОЗ не найдет механизм, как им помочь.

Эффект от вакцинации есть только тогда, когда мы прививаем минимум 80% населения, тогда вырабатывается коллективный иммунитет и мы получаем защиту. Когда мы прививаем небольшую часть населения, пусть даже 10%, речь не идет о коллективном иммунитете. Речь идет о том, чтобы защитить тех людей, которые на передовой сталкиваются с больными для того, чтобы пандемия не распространялась в геометрической прогрессии.

– Спасенные врачи спасут остальных?

Примерно так это и происходит. Есть и другие сложности, кроме физического отсутствия нужного количества вакцины. Например, сложности с логистикой. Условие, что вакцина должна транспортироваться при температуре минус 70 °С, многие обеспечить не смогут.

– Сейчас аналитики говорят о грядущем кризисе, который даже при всех высоких продажах зацепит и фармрынок. Вы могли бы прокомментировать перспективы на 2021 год?

Минувший 2020 год был очень непростым для отечественной фарминдустрии. В январе-феврале – резкий рост продаж. А весной – падение на 20%. Тогда были отложены плановые операции, уменьшились визиты к врачам и, соответственно, сократилось количество назначений лекарств и их потребление. К этому также нужно добавить снижение доходов населения. Люди не работали и не понимали, что их ждет завтра, и старались деньги особо не тратить. Сейчас мы наблюдаем некоторое оживление рынка. Растет применение антибиотиков, антикоагулянтов, анальгетиков, противовирусных препаратов. Но я считаю, что украинская фарма имеет огромный потенциал, который формировался длительный период. До пандемии отрасль росла примерно на 10% в год. По данным аналитиков, по итогам 2020 года мы увидим рост рынка в среднем на 5%. Это хороший показатель, потому что остальные рынки – мировые и европейские – далеко не так успешны. Относительно прогнозов на 2021 год, то предполагаю, что фармрынок вырастет на 8–10% в том числе за счет экспорта. Уверен, что сегодня экспорт – это самый правильный вектор развития отечественного фармрынка. Мы имеем для этого огромный потенциал. Выйти на международный рынок не просто, но всегда лучше, чем производителям воевать между собой в Украине.

Использованы фото Shutterstock/FOTODOM UKRAINE

Прокрутить вверх