Понимаем, за что воюем. Почему вышитый убакс от фармацевта стал символом борьбы и оберегом?

-Сергей, я читала, что вы по образованию фармацевт. Вы работали по специальности?

-Я закончил Харьковский фармацевтический университет и по специальности работал много. Некоторое время работал в аптеке, а затем — в разных фармкомпаниях на разных должностях.

-Почему именно фармацевтика, а не медицина?

-Почти с детства я интересовался химией и лекарствами. И потом, врачебное дело — это большая ответственность, а фармация была для меня более интересной и перспективной с точки зрения карьерного роста и материального положения. Так что фарма — это было очень органичное решение для меня.

-Вам нравилось?

-Если говорить об аптеке, то в определенный период времени — да. А потом я себя искал в фармацевтических компаниях уже как маркетолог.

-А чем занимались, когда началась война?

-Я работал продакт-менеджером в фармкомпании Berlin-Chemie AG. После 24 февраля присоединился к ТРО, занимался волонтерской работой, занимался лекарствами.

Помню, пришел в штаб ТРО, спросил, чем могу быть полезным как фармацевт. Мне показали на коробки с лекарствами из гуманитарной помощи, сказали, что они в этом не разбираются. Гуманитарной помощи было много, поэтому месяца три это была сплошная сортировка лекарств. Потом к этому добавилось формирование аптечек для бойцов, которые выезжали на боевые задания.

-Я видела такие коробки с лекарствами: на одних было написано «от головы», на других — «жаропонижающее», «антибиотики» и тому подобное.

-Очень хорошо, когда в ТРО или волонтерском штабе есть человек, который в этом разбирается. Большинство бойцов в этом не разбирались вообще. Часто в инструкциях к лекарствам были названия действующего вещества на английском или других языках. И это был для меня интересный вызов. Также было очень приятно встречать продукты компаний, в которых я раньше работал. Когда ты видишь какие-то другие названия брендовых продуктов, и ты такой: «Вау, испанский! Вау, итальянский!». Это очень важно, когда можешь помочь там, где нужны твои навыки, знания.

-А как появилась идея бренда «Вышив убакс»?

-Изначально это было чисто визуальная история. Мне очень нравились фотографии наших бойцов в тактических рубашках. Они выглядели очень красиво. Смотришь и думаешь: «Супер! Хочу быть таким, как этот парень».

В какой-то момент я заметил, что воротник-стежка тактической рубашки очень напоминает воротник традиционной вышиванки. И я думал, что было бы классно это совместить. У меня как раз друг мобилизовался в мае 2022 года, и я хотел ему что-то заказать на подарок. Что-то эмоциональное, что-то символическое. Но не было такого продукта, который бы можно было купить. И я эту идею отложил в долгий ящик.

Потом где-то через месяц я встретил в Карпатах парня, который занимался производством одежды. С началом полномасштабки они перепрофилировались и начали отшивать военную форму. Они делали ее очень качественной, очень классной. И я ему говорю: а можно добавить на рубашку одну такую деталь — вышивку на груди?

Он говорит: «Да, конечно. Надо только посчитать, что это будет стоить». Посчитали. Я заказал первую партию, показал в соцсетях людям. Люди отреагировали очень одобрительно, очень позитивно. Поддержали меня. И я сделал сначала небольшую партию, потом — большую, потом — еще большую. И сейчас более 1000 человек носят мои рубашки.

-Это очень круто! Мне задается, что такие идеи не возникают просто так.

-Ничто не остановит идею, время которой пришло.

-Насколько сложно сделать такую тактическую вышиванку? Какие есть требования к такой одежде?

-Если говорить о сложности, то это не ручная работа, а машинная вышивка. То есть я не могу сказать, что я над каждой вышиванкой ночами сижу. Но что я могу сказать: мои вышиванки — это не вышиванки под милитари, а элемент военной формы, украшенный вышивкой.

К военной форме много требований по качеству. Мы учитываем все требования и отшиваем по всем стандартам. Используем ткань, которая идет на пошив формы ВСУ. Полностью придерживаемся всех требований и стандартов Вооруженных сил.

-А какая должна быть ткань?

Она не должна быть из чистого хлопка, потому что есть требования к ее выносливости. Убакс должен выдерживать нагрузки, в частности трение, использование в полевых условиях.

К телу идет более легкая, дышащая ткань, на рукава используют что-то более плотное. Собственно, эти тактические рубашки специально разработали, чтобы бойцам было комфортнее носить бронежилет. И мы этих всех требований придерживаемся.

-Кто ваши основные заказчики?

-Основные заказчики — это военные, члены их семей, друзья. Если говорить о сегментации, то это военные, которые хотят подчеркнуть свою идентичность. Что это не просто солдат, а солдат, который продолжает дело казачества, УПА, воинов времен первой освободительной борьбы. Для них это символ борьбы.

Вторая категория — близкие и родственники, которые хотят сделать подарок своему военному. Потому что основное обеспечение есть, что бы там ни говорили. А с подарками возникают проблемы. Часто пишут: «Что тебе подарить?» и получают ответ: «Да у меня все есть». И в таком случае надо дарить эмоции. А «Вышил убакс» дарит именно эмоции — национальную идентичность, причастность и понимание, за что мы воюем.

Я когда начал над этим думать, понял, что по факту сейчас надели форму сотни тысяч людей, которые никогда не были военными. И они надели эту форму ради того, чтобы защитить наше право быть украинцами. Россияне уничтожают все украинское на тех территориях, куда заходят. Они уничтожают книги, они уничтожают все, что напоминает об Украине. А что может быть более ярким символом нации, чем вышиванка? Это сочетание формы и символа того, за что мы готовы бороться.

-Вы говорите, а у меня мороз по коже идет

-Вышивка — символ того, за что мы боремся. Мне очень приятно, что людям это импонирует. Люди часто их покупают на свадьбы, на праздники. Из первой партии я раздал их своим друзьям. Я говорю покупателям что, возможно, лучше их носить как парадно-выходную одежду, потому что под бронежилетом вышивка может не совсем комфортно ощущаться. А мне возражают — это оберег.

-А узор — это случайное сочетание, или вы закладывали какие-то смыслы?

-На самом деле это вышивка, популярная во всех регионах Украины. Символы вышиванки несут смысл, но давайте будем честными, далеко не все знают, что означает тот или иной узор. Мы любим вышиванку за то, что она символическая и наша, украинская. Сейчас много дизайнерских вышиванок, глядя на которые, понимаешь, что это вышивка ручная, но она не имеет никакой аутентичности. В наших вышиванках аутентика считывается, и это меня очень радует.

-Я видела тактические вышиванки на довольно известных людях. Как они к ним попадают?

-Есть военные, которые для меня — моральные авторитеты. Например, Екатерина Полищук «Пташка». Я помню ее видео с Азовстали, где она поет. Это был очень сильный момент. Ты слышишь песни, которые пели воины УПА в крыивках 70 лет назад, от девушки в бункерах Азовстали. Это о том, что мы продолжаем борьбу с нашим врагом, которая длится уже не одно столетие.

Мне хотелось в знак уважения и благодарности подарить ей нашу рубашку. Просто что я могу еще сделать для такого человека, как Катерина? Как еще выразить свое почтение?

Я набрался смелости и написал ей в Инстаграм: «Пани Екатерина, я делаю такие рубашки, вкладываю такую идею. Если вам резонирует, то с радостью подарю». Ей зашло. Она мне написала, что было бы хорошо, если бы это был элемент парадной формы. Мне очень было приятно, что таким людям, как она, мои идеи нравятся.

-А какие у вас планы на будущее?

-Это самый сложный вопрос. На самом деле о планах как о таковых трудно что-то сказать. Я день за днем понемногу делаю свою работу. Планов и проектов нет, но есть мечта. Мне бы хотелось, чтобы на Параде Победы были военные, одетые в мой «Вышив убекс». И очень хочется, чтобы это наступило как можно быстрее.

-А вы планируете возвращаться в фарму?

-Не сейчас. Я работал с 2014 до 2022 года в фарме. За это время понял, что мне интересно развиваться как маркетологу, а фарма очень зарегулированная отрасль. Мне интересно себя реализовать в чем-то своем.

Фото

Прокрутить вверх