Saturday, June 12, 2021

ПІДПИСКА

Мир Медицины Светлая и темная стороны вакцинной дипломатии

Светлая и темная стороны вакцинной дипломатии

Пандемия COVID-19 принесла в нашу жизнь много новых терминов. Одним из них стала «вакциннаядипломатия». И хотя само по себе это явление появилось не вчера, сегодня некоторые страны какникогда активно используют вакцины для укрепления региональных связей, повышения своей мощии глобального статуса.

История вопроса

Вакцинная дипломатия – не новое явление. Создатель первой в истории вакцины Эдвард Дженнер получил международное признание в первые годы XIX века и консультировал разные страны, например Россию, Испанию, Турцию, Канаду, Мексику, о том, как подготовить и ввести противооспенную вакцину. А с 1803 по 1815 год, во время наполеоновской войны между Англией и Францией, Дженнер выполнял прямые дипломатические функции, в том числе занимался освобождением пленных. И делал это весьма успешно, поскольку его авторитет в Европе был очень высок. Сам Наполеон однажды заявил: «Мы ни в чем не можем отказать такому человеку, как Дженнер».

Почти век спустя ученые из Института Пастера создали широкую сеть лабораторий во франкоязычных странах Индокитая и Северной Африке для приготовления и введения вакцин против бешенства. А ученый из Бердянска Владимир Хавкин работал в Индии, прививая людей от холеры и чумы. Сегодня Институт Хавкина в Мумбаи – важный центр микробиологических исследований.

Во второй половине 50-х создатель вакцины против полиомиелита доктор Альберт Сабин из США часто ездил в СССР и сотрудничал со своими советскими коллегами-вирусологами. Успех кампании по искоренению оспы многие эксперты объясняют соперничеством и в то же время сотрудничеством между Советским Союзом и США.

Вакцинная дипломатия также процветала в последние десятилетия XX века. По данным ВОЗ, в рамках проекта «Здоровье как мост к миру» во время военных конфликтов вакцины использовались для переговоров о так называемых «днях спокойствия» в более чем дюжине стран, включая Афганистан, Анголу, Чечню, Конго, Сальвадор, Гвинею-Бисау, Ирак, Ливан, Филиппины, Сьерра-Леоне, Шри-Ланку и Судан.

Традиционно вакцинная дипломатия была инструментом богатых стран, которые делились своими технологиями и продуктами с менее развитыми государствами, представлявшими для них интерес с точки зрения геополитики. Однако во время пандемии COVID-19 привычный сценарий изменился. Западные страны в первую очередь сконцентрировались на вакцинации своего населения, значительная часть которого оказалась в группе риска из-за увеличения продолжительности жизни и роста числа хронических заболеваний, например ожирения и гипертонии.

Для оказания помощи Запад выбрал многосторонние схемы, такие как Covax, которые пока не слишком эффективны. В целом развитые страны скупили большинство доступных вакцин на год вперед для себя. И именно этот «прививочный национализм» создал пространство для того, чтобы другие страны начали практиковать вакцинную дипломатию.

Соперничество между Индией и Китаем

Главными конкурентами на поле вакцинной дипломатии стали Индия и Китай. Обе страны подошли к вакцинам против COVID-19 как к предмету национальной гордости. У Китая есть ряд кандидатов, в том числе CoronaVac фармацевтической компании Sinovac, и вакцина Sinopharm, уже одобренная в самом Китае. Институт сыворотки Индии по лицензии производит вакцину AstraZeneca под торговым названием Covishield. А Bharat Biotech International и Индийский совет медицинских исследований разработали вакцину, известную как Covaxin.

Индия «вступила в бой» в январе, начав бесплатно раздавать миллионы доз Covishield своим соседям в Южной Азии. Этим она не только укрепляла репутацию поставщика доступных вакцин, но и боролась за дипломатическое влияние с Китаем. Недаром еще 20 января 2021 года первая партия бесплатных вакцин под лозунгом «Дар народа и правительства Индии» была направлена в Бутан – маленькое королевство, имеющее напряженные отношения с Китаем из-за спорных территорий. В рамках программы «Соседство – прежде всего» к середине февраля Индия успела отправить почти 6,5 млн бесплатных доз в Монголию, Мьянму, Непал, Шри-Ланку, Бангладеш, Камбоджу, на Мальдивы, Маврикий и Сейшельские острова. Примечательно, что все эти страны находятся в зоне внимания Китая. При помощи своих вакцин Индия также попыталась расширить влияние за пределами Индо-Тихоокеанского региона, например в Южной Америке и в Саудовской Аравии. В целом уже почти 100 стран мира обратились к Индии за вакцинами против COVID-19.

В сфере вакцинной дипломатии Индия пока обыгрывает остальных соперников, но это и не удивительно, поскольку игра идет на ее поле. Еще до пандемии эта страна производила около 60% мировых вакцин по относительно невысокой цене. К тому же весь последний год ее предприятия наращивали производственные мощности. Так, сегодня, по данным Reuters, только Индийский институт сыворотки, который выпускает Covishield, производит около 50 млн доз в месяц и планирует удвоить это число уже в апреле.

Но главным козырем Индии в сфере вакцинной дипломатии, как ни парадоксально, стала не столько сильная фармпромышленность, сколько слабая система здравоохранения. Из-за проблем с транспортировкой и хранением вакцин, а также нехваткой медперсонала для их введения кампания вакцинации в стране идет значительно медленнее производства вакцин. Именно это позволяет Индии экспортировать и раздавать бесплатно невостребованные дозы.

У Китая подобные проблемы не возникли, что, вероятно, и помешало ему занять позицию мирового лидера в поставке вакцин, на которую руководство этой страны претендовало в прошлом году. Пока ответом США на пандемию был лозунг «Америка прежде всего», Пекин заключал сделки по испытанию, производству и продаже своих вакцин в Латинской Америке, глубоко внутри традиционной сферы влияния США. Китай также включил вакцины в рамки своей инициативы «Шелковый путь здоровья», используя саммиты с участием стран Ближнего Востока и Африки, чтобы предложить льготный доступ к прививкам наряду с инвестициями в автомагистрали, порты, сети 5G и возобновляемые источники энергии.

В результате более трех десятков стран с низким и средним доходом на душу населения подписали сделки с китайскими компаниями по производству вакцин, которые должны были принести геополитическую победу Поднебесной империи. Однако китайцы не рассчитали свои силы. Многие страны, например Турция, Бразилия и Украина, столкнулись с задержкой поставок китайской вакцины Sinopharm. К тому же ее качество вызвало сомнения из-за медленного и непоследовательного раскрытия информации о клинических испытаниях. Так, проведенный в феврале опрос YouGov, в котором приняли участие около 1,9 тыс. человек в 17 странах и регионах, показал, что большинство из них не доверяют вакцине от COVID-19, произведенной в Китае.

И все же, несмотря на проблемы, Китай старается не отставать от Индии в отстаивании своих геополитических интересов путем раздачи бесплатных вакцин. Так, еще в начале февраля он отправил полмиллиона бесплатных доз вакцины Sinopharm в Пакистан – страну, с которой у Индии отношения накалились настолько, что в 2019 году дело дошло до взаимных авиаударов и воздушного боя. Позже бесплатные китайские вакцины получили около двух десятков стран, включая Камбоджу, Непал, Алжир, Гвинею, Конго, Сьерра-Леоне, Мозамбик, Зимбабве. И хотя количество вакцин, которые передал Китай, относительно невелико (самая большая партия в 300 тыс. доз была отправлена в Египет), он обошел Индию в СМИ. Фотографии лидеров африканских стран, постоянно мелькающие в прессе, закрепили за ним славу сильного игрока на поле вакцинной дипломатии.

Инструмент геополитики

Играть на поле вакцинной дипломатии пытается и Россия, предлагая свою вакцину Sputnik V по всему миру. К настоящему времени более 50 стран – от Латинской Америки до Азии – заказали 1,2 млрд доз российской вакцины. Однако ограниченные производственные мощности ставят под сомнение своевременное выполнение этих заказов. Дело в том, что Россия не выпускает биотехнологическое оборудование, а следовательно, все ее предприятия зависят от поставок из Китая, которые сегодня также задерживаются.

Традиционно Россия старается компенсировать малый экспорт большим пиаром. Так, прибытие вакцин в Боливию прошло с помпой. «Спутник выходит на новые орбиты», – пестрели заголовки в СМИ. «Мы поздравляем братский народ Боливии с выходом на качественно новый уровень в борьбе с коронавирусом», – гласило специальное заявление министерства иностранных дел. В аэропорту грузовой самолет встречали президент страны Луис Арсе и посол России. И это при том, что на нем было всего-навсего 20 тыс. доз, достаточных для вакцинации 10 тыс. человек, что для страны с населением более 11 млн невероятно мало.

Западные эксперты считают, что Россия обещает гораздо больше вакцин, чем может поставить, за счет собственных граждан. Ведь хотя эта страна занимает третье место в мире по количеству избыточных смертей после США и Бразилии и имеет собственную вакцину, иммунизация от COVID-19 в ней идет очень низкими темпами. Хотя, возможно, причина этого в том, что большинство населения не доверяет отечественной вакцине. В ходе опроса, проведенного осенью прошлого года, 59% россиян заявили, что не собираются делать прививки.

Лидером «вакцинной дипломатии» в Европе неожиданно стала Сербия. Еще в январе она получила первую партию почти в 1 млн доз вакцины против COVID-19 от китайской фармацевтической компании Sinopharm, а затем пополнила свои запасы десятками тысяч доз Sputnik V и даже подписала соглашение о строительстве завода по фасовке российской вакцины. Теперь Сербия может похвастаться самым быстрым темпом вакцинации в континентальной Европе. Не испытывая дефицита в вакцинах, она передает излишки в соседние страны, находящиеся на орбите ее интересов, например в Северную Македонию, Черногорию и Республику Сербскую.

Вакцинную дипломатию используют многие страны. Так, Япония предоставила
11,6 млрд иен (109 млн долларов США) на прививки от COVID19 Камбодже, Лаосу, Мьянме, Таиланду и Вьетнаму изза опасений по поводу влияния Китая на производство и распространение вакцин в Азии. А Израиль согласился заплатить России за отправку российской вакцины Sputnik V сирийскому правительству в рамках сделки по обмену пленными.

Камень в огород конкурента

Впрочем, вакцинная дипломатия сводится не только к попыткам укрепить собственное влияние. Еще одна ее задача – подорвать доверие к конкурирующим державам. Например, государственные СМИ Китая активно проводят кампанию дезинформации против американских вакцин, ставя под сомнение безопасность прививок Pfizer и Moderna и продвигая китайские вакцины как лучшую альтернативу. Даже глава Китайского центра по контролю и профилактике заболеваний Джордж Гао позволил себе публично усомниться в безопасности американских вакцин, потому что их разработчики использовали новые методы, а не традиционный, принятый китайскими производителями. Кроме того, издание Global Times, связанное с Коммунистической партией Китая, опубликовало в своей англоязычной версии более 20 статей, в которых в негативном ключе упоминаются Индия и ее вакцины.

Используя «темную сторону» вакцинной дипломатии, ряда целей уже добилась и Россия. В Латинской Америке она активно распространяла дезинформацию о вакцинах, производимых в США. Отправив партию Sputnik V в Венгрию без получения одобрения этой вакцины от регулирующих органов ЕС, она помогла углубить разногласия в Европе. После того как договор о поставке 2 млн доз неутвержденной вакцины подписала Словакия, в стране разгорелся коалиционный политический кризис, в результате которого в отставку подали несколько министров. Ну, и, конечно же, российские СМИ не обошли вниманием Украину, активно обсуждая задержки с поставками вакцин в нашу страну.

Наконец, целая череда громких скандалов последних месяцев была связана с хакерскими атаками на фармкомпании и исследовательские центры. Так, компания Cyfirma, которая занимается киберразведкой, сообщила, что несколько хакерских групп, которые в основном базируются в России, Китае и Северной Корее, в конце февраля попытались украсть данные, связанные с вакцинами против COVID-19. Их жертвами стали компании в Индии, США, Великобритании, Японии, Австралии, Южной Корее, Италии, Испании, Германии, Бразилии, Тайване и Мексике.

Коммерция против гуманизма

Будут ли иметь долгосрочные дивиденды от вакцинной дипломатии Индия, Китай, Россия и Сербия – покажет время. Но уже сейчас очевидно, что государства, попадающие в орбиту их геополитических интересов, в краткосрочной перспективе выигрывают. Они получают бесплатные вакцины и могут прививать свое население быстрыми темпами. Но в целом перспектива того, что глобальное здравоохранение станет новой ареной мировой конкуренции и соперничества за власть, должна беспокоить всех нас. Создается поле для манипуляций, усиливается, а не устраняется неравенство в отношении доступа к вакцинам и ставится под угрозу жизнь миллионов людей.

Возможно, ситуацию могло бы уравновесить привлечение к вакцинной дипломатии западных стран. Однако для этого, по мнению экспертов, им придется включать в процесс государственные структуры. Пока же Запад предпочитает оставлять ведущую роль за фармацевтическими компаниями, а их интересует в основном прибыль. Пока эти компании будут решать, куда отправлять вакцины и в каких количествах, они будут отдавать предпочтение тем, кто предложит самую высокую цену.

Использованы фото Shutterstock/FOTODOM UKRAINE

Ольга ОНИСЬКО
Ольга ОНИСЬКО
Корреспондент журнала и сайта "Мистер Блистер"

ВИБІР РЕДАКЦІЇ

- Реклама -

НАПИШИТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

2 × two =