Врать учат родители

lie_-min

Поговори с ним

На столе лежит печенье, ребенок подходит к столу, протягивает руку, но печенье исчезает. У мамы с реакцией все гораздо лучше. «А там ничего не было», – говорит она и недоуменно пожимает плечами. Допустим, у ребенка аллергия на компоненты печенья, сдобы ему нельзя. Но представьте на минуту, что кто-то могущественный заберет у вас из холодильника все продукты, содержащие сахар, и скажет, что никакого сахара в природе не существует, а вкус мороженого, который вы отлично помните, – это бред, галлюцинация.

Или вот еще одна типичная ситуация: мама уходит на работу или уезжает в командировку. Чтобы дитя не расстраивалось, она его убеждает: «Я только на часик, выскочу встретить зайчика, который несет тебе гостинец, и назад». Или еще круче: мама незаметно выскальзывает за дверь, а бабушка убеждает: «Мама? Какая мама? Ее тут не было, тебе показалось». Лет через восемь подросший ребенок с чистой совестью вырвет страницу с двойкой из дневника. Все логично – родители врали, чтобы его не расстраивать, поэтому и он постарается не огорчать папу с мамой.
Взрослым кажется, что с помощью лжи они минимизируют детскую травму. Но на самом деле это не так. Дети очень болезненно и остро переживают ложь взрослых.

– Ощущение чужой лжи связано, прежде всего, не с логикой или интеллектом, а с тем, что собеседник ведет себя по-другому, неестественно, иначе смотрит, говорит, двигается, – говорит детский психолог, кандидат психологических наук Виктория Горбунова. – А дети в первую очередь осваивают невербальное восприятие окружающих, поэтому ложь от правды отличают с младенчества.

Фантазеры и лгунишки

Всемирно известный эксперт в области лжи Пол Экман в своей книге «Почему дети лгут?» утверждает: чем младше ребенок, тем он более нетерпим к вранью. По его подсчетам, если среди пятилетних детей ложь считают недопустимой формой поведения 92%, то к 12 годам этой позиции придерживается всего 28%. Изначально наши дети чисты и честны, но они быстро осваиваются в мире взрослых, копируют их поведение. Нет смысла стыдить их за притворство или жульничество, если сами вы врете начальству, что заболели, когда не хотите идти на неприятную встречу, покупаете больничные листы или получаете преференции по фальшивым документам.

Впрочем, есть важное отличие, принципиально разделяющее в этом вопросе детей и взрослых, – это зыбкая грань между реальностью и фантазией. Взрослый ни секунды не сомневается, что сочиненная им история о мнимой болезни во имя «отмазки» от скучной вечеринки или неприятной встречи – не более чем легенда. А вот малыши верят в свои выдумки, фантазирование для них ежедневная необходимость, они живут в своем придуманном мире сказок, страшилок, ожидания чуда и волшебства. Если трехлетний мальчик хочет принести домой со двора большую палку, он непременно выдумает, что этот инструмент ему дала фея, а фее мама, понятно, не сможет отказать.

– Когда ребенок сочиняет, фантазирует, его цель всегда находится внутри: чувствовать себя увереннее, ощущать, что он любим, его ценят, – объясняет Виктория Горбунова. – У лжи цель, как правило, внешняя: чтобы не наказывали, не кричали, не били, уважали. Бывает так, что фантазия вырастает из вранья: сначала врала, чтобы не наказывали, потом сама же и поверила.

Яркая иллюстрация разницы между фантазией и ложью – на страницах рассказа Николая Носова «Фантазеры». Два мальчика соревновались в сочинении небылиц («Вот раз был в Африке, и меня там крокодил съел. А потом выплюнул»). Затем к ним присоединился третий и стал хвастаться: «Вот вы все врете, да без толку, а я соврал, и мне от этого польза. Вчера вечером мама и папа ушли, а мы с Ирой остались дома. Ира легла спать, а я залез в буфет и съел полбанки варенья. Потом думаю: как бы мне не попало. Взял Ирке губы вареньем намазал. Мама пришла: «Кто варенье съел?» Я говорю: «Ира». Мама посмотрела, а у нее все губы в варенье. Сегодня утром ей от мамы досталось, а мне мама еще варенья дала».

Учеба в школе и вращение в коллективе создают дополнительную благодатную почву для лжи. Суть и соль обманов в этом возрасте, как правило, кроются в сравнении. Если что-то не выходит в учебе, отец или мать непременно съязвят: «Посмотри, какая Маша молодец, она получила двенадцать! А ты…» Стремясь доказать, что он не так уж и плох, ребенок способен насочинять все, что угодно. И в итоге быть наказанным еще и за это… Если и стоит с кем-то сравнивать ребенка, то только с собой вчерашним и радоваться его прогрессивным изменениям.

Глупые обманщики

На самом деле у фантазирования много полезных функций: тут и развитие воображения, и оттачивание нестандартного взгляда на мир, и поиск новых способов решения проблем. У вранья же функция, как правило, только одна – защитная. Хотя защищает оно от многих вещей.
Все тот же Пол Экман перечисляет разные мотивы детской лжи:
попытка избежать наказания; стремление иметь нечто, чего другим способом не получить; ограждение близких и друзей от проблем и неприятностей; защита собственной приватной жизни; избегание чувства стыда; самозащита (к примеру, ребенок один дома, и в этот момент в дверь звонит незнакомая тетенька – как тут не сказать, что родители дома, но прилегли отдохнуть, так что приходите в другой раз).

Важно дать ребенку понять, что быть честным для него безопаснее, чем погрязнуть во лжи.

Все дети врут, но некоторые – невинно и редко, а другие – регулярно и злостно. Обобщая различные исследования на эту тему, Экман пришел к выводу, что существует обратная зависимость между интеллектом и лживостью. Умные дети обманывают реже, скорее всего просто потому, что у них меньше причин для вранья, например, им не нужно списывать на экзаменах. Кроме того, есть более заметная зависимость между семейным неблагополучием и частотой лжи. Это тоже понятно: чем хуже обстановка в семье, тем выше вероятность, что подросток попадет в дурную компанию и займется чем-то таким, что нужно скрывать от старших. С другой стороны, он, возможно, будет врать, чтобы утаить от окружающих семейные проблемы.

Кто разбил вазу?

Родители, однажды разоблачившие детскую ложь, страшно огорчаются, злятся, возмущаются и психуют: как теперь жить, не доверяя даже собственному ребенку? Специалисты рекомендуют не спешить с выводами. Лучшая стратегия родительского поведения в данной ситуации – не уличать привселюдно, не обрушиваться с гневной речью, не досаждать с допросами и требованиями чистосердечного признания, не оскорблять, не унижать, а постараться выяснить, в какой момент было потеряно доверие и как теперь его восстановить. «Как вариант можно сказать: «Я не хочу больше выслушивать никаких оправданий твоего позднего появления вчера вечером. Я лишь хочу, чтобы ты вовремя была дома. Я беспокоюсь о тебе и желаю знать, где ты. Если ты не приходишь вовремя, ты должна позвонить», – советует Пол Экман. Вместо того, чтобы спрашивать «кто разбил вазу?», лучше сказать: «Напрасно мы поставили вазу в таком месте, где ее легко столкнуть».

Но есть исключительные случаи, сопряженные с реальной опасностью для ребенка. Например, родители по- дозревают, что он принимает наркотики. Тогда правду надо узнать во что бы то ни стало. Если же сын или дочь регулярно врет по мелочам, стоит задуматься о том, не слишком ли строго его порицают, наказывают, не чересчур ли тесны рамки дозволенного, не слишком ли напористо и авторитарно вы вмешиваетесь и контролируете его личную жизнь. «Ребенок вырастет честным, если мы постоянно будем демонстрировать ему свое полное доверие», – утверждает Экман. Проверьте, так оно и есть.

Прокрутить вверх