Амбруаз Паре: «Я перевязываю, лечит Бог»

Амбруаз Паре

Время цирюльников

Амбруаз Паре родился в 1516 году в семье небогатого ремесленника, занимавшегося изготовлением сундуков. Отец устроил мальчика подмастерьем к цирюльнику. В те времена эта профессия считалась престижной и даже «аристократической». Во-первых, цирюльники были вхожи в дома самых высокопоставленных персон, а во-вторых, «господа брадобреи» попутно занимались хирургией. Так называемые «короткополые» хирурги, носившие одежду с короткими полами, отворяли кровь и удаляли зубы, а «длиннополым» было разрешено заниматься сложными операциями. И все это параллельно с основной профессией – цирюльничеством.

Лекарями в те времена считались лишь специалисты по внутренним болезням, то есть, говоря современным языком, терапевты. Именно они учились на медицинских факультетах университетов и выходили оттуда, что называется, дипломированными специалистами. Но у «брадобреев» имелись свои неоспоримые преимущества: именно они были для высокопоставленных господ приятными собеседниками и доверенными лицами, как в «Севильском цирюльнике» Бомарше.

Искусство перевязывать раны

Но вернемся к юному Амбруазу Паре. Сначала он практиковал в парижской больнице Отель-Дье, а потом отправился в качестве военного цирюльника-хирурга в Итальянский поход. Несмотря на романтику рыцарских плюмажей и гордо развевающихся знамен, средневековая война была страшной. Помощь раненым не считалась обязательной: истекающего кровью человека могли оставить на поле боя, а если и лечили, то такими варварскими средствами, которые сейчас вызывают только дрожь. К примеру, огнестрельные раны заливали кипящим маслом, чтобы инфекция не проникла в кровь и не случилось общего заражения. Перед палатками военных хирургов горел костер и висел котелок с кипящим маслом, но масла не всегда хватало.

Однажды масла не хватило раненым, которых лечил Амбруаз Паре… Он вышел из положения – наложил на огнестрельные раны так называемый холодный бальзам: смешал яичный желток с розовым и терпантиновым маслом. А наутро обнаружил, что холодный бальзам подействовал лучше, чем кипящее масло, и инфекция не пошла в кровь. С этого момента французский хирург приобрел европейскую славу.

Амбруаз Паре
Амбруаз Паре

Впервые в истории хирургии Паре сделал вычленение локтевого сустава. И провел эту неслыханную по сложности операцию в военно-полевых условиях. А затем, используя двухлетний военный хирургический опыт, издал книгу о лечении огнестрельных ран, где категорически восстал против применения кипящего масла. Именно благодаря Амбруазу Паре в ход пошли так называемые холодные перевязки, которые помогали раненым быстро выздороветь. Однако, слыша хвалу в свой адрес, мэтр любил говорить: «Я только перевязываю раны, но лечит их Бог».

Спасительная нить

Перу Амбруаза Паре принадлежат научные труды по физиологии, анатомии и даже внутренним болезням. Но главным достижением отца французской хирургии считается применение перевязки кровеносных сосудов во время операции.

В то время хирурги умели приостанавливать лишь небольшие кровотечения: прижимали к ране губку или кусок полотна, пропитанного каким-нибудь бальзамом. Но при сильном кровотечении, и особенно при ампутациях, эти методы не помогали. Хирурги заметили, что при высокой температуре кровь свертывается, и стали применять при операциях раскаленные докрасна ножи, а позже прижигали раны специальным инструментом. Но и это не всегда помогало, раненый умирал от потери крови.

Что же делал Амбруаз Паре? Он надрезал кожу немного выше места операции, обнажал крупные кровеносные сосуды и перевязывал их нитью. Мелкие кровеносные сосуды Паре подвязывал во время самой операции. «Нить Амбруза Паре», подобно нити Ариадны, вошла в историю.

Королевский хирург

В 1552 году Амбруаз Паре стал королевским хирургом: поступил на службу к Генриху II Валуа. С тех пор он лечил его детей, увековеченных в романах Александра Дюма, – Карла IX, Генриха III, ну и, конечно же, прекрасную королеву Марго Валуа. Кстати, она считалась ученицей мэтра Паре и славилась своим искусством обрабатывать раны. В романе Дюма описан случай, как во время Варфоломеевской ночи в покои Марго ворвался истекающий кровью дворянин-гугенот, и королева сумела остановить кровотечение, обработать его раны без помощи мэтра Паре.

Где же был во время Варфоломеевской ночи сам мэтр Амбруаз Паре, тоже протестант по вероисповеданию? Король Карл IX спас ему жизнь, спрятав в собственных покоях. Он запер хирурга в гардеробной комнате и не выпускал до утра, пока не закончилась резня. Паре слышал колокольный звон, пронзительные крики умирающих, стоны раненых, но впервые в жизни не мог никому помочь. Католики убивали гугенотов, и уцелели в эту ночь совсем немногие протестанты.

Протезы от Паре

Что же было дальше с Амбруазом Паре? Он стал доктором медицины, автором десяти книг по хирургии, а также трактатов о борьбе с чумой, ветряной оспой. Первым описал перелом шейки бедра и изучил технику ампутации, предложил применять вместо ампутированных конечностей протезы. К концу жизни мэтр настолько преуспел в искусстве протезирования, что решил воспроизвести человеческую руку. Он досконально изучил анатомию кисти и соорудил руку, каждый палец которой шевелился по отдельности, приводимый в действие системой шестеренок и рычажков. А для писца, которому ампутировали кисть, он изготовил протез со специальным держателем для пера.

Амбруаз Паре
Хирургические инструменты эпохи Амбруаза Паре.

В 1573 году Амбруаз Паре опубликовал труд всей своей жизни «Две книги о хирургии». Как и предыдущий научный шедевр мэтра (книга «Метод лечения ран»), новое произведение было написано на французском, а не латыни – официальном языке науки и церкви. Многие коллеги Паре были возмущены: как, этот недобитый гугенот снова нарушил правила приличия и не удосужился перевести свой труд на латынь?! Тем не менее, среди истинных ученых «Две книги о хирургии» имели огромный успех. Они не потеряли своей научной ценности и поныне. Впрочем, современные врачи и без них многим обязаны мэтру Паре. Он был одним из немногих гуманистов своей жестокой, кровавой эпохи. Этот гуманизм и стал основой его величия.

Прокрутить вверх