fbpx
Tuesday, October 27, 2020

ПОДПИСКА

Мир Медицины Новые горизонты или риск обескровливания?

Новые горизонты или риск обескровливания?

Летом вступил в силу Закон №2429 «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно ликвидации искусственных бюрократических барьеров и коррупционных факторов в сфере здравоохранения», который, в частности, модернизирует нормативные документы, регулирующие рынок крови. Его сторонники утверждают, что он открывает новые возможности, противники говорят о серьезных рисках.

Инвестиции и расцвет или усиление дефицита

Единственная точка соприкосновения как приверженцев, так и критиков нового закона – катастрофическое состояние службы крови в стране. Только пять центров из почти 400 имеют современное оборудование. Остальные работают с тем, что осталось от СССР или было закуплено 10–20 лет назад, да к тому же регулярно сталкиваются с отсутствием реагентов и расходных материалов. Так, диагностику крови на трансмиссивные инфекции (ВИЧ, гепатит С, гепатит В и сифилис) методом полимеразной цепной реакции (ПЦР)проводят только несколько учреждений службы крови.

Исправить ситуацию вроде бы призван Закон №2429. Поскольку у государства не хватает средств на работу Службы крови, нужно привлечь частные инвестиции. Именно с этой целью новый закон разрешил проводить сбор, переработку и хранение донорской крови, ее компонентов и изготовленных из них препаратов субъектам предпринимательской деятельности, а также разрешил сотрудничество между государственными и частными структурами для развития специализированных учреждений здравоохранения, которые занимаются переливанием крови[1].

Сторонники закона считают, что эти преференции привлекут инвесторов, которые приведут в порядок Службу крови Украины, вложат деньги в современное оборудование, создадут рабочие места и в конце концов избавят украинцев от необходимости искать доноров для спасения своих родственников, попавших в больницу.

Звучит неплохо, но идеалистическую картину омрачают голоса противников нового закона, которые считают, что он не решит проблемы Службы крови, а, напротив, приведет к полной ликвидации государственных и коммунальных станций переливания крови, создаст условия концентрации их в руках предпринимательских структур, а также еще более усилит дефицит донорской крови[2]. К тому же, поскольку особого интереса иностранных инвесторов пока ожидать не приходится, а потенциальный отечественный инвестор в этом секторе у нас всего один – компания «Биофарма», то именно она, по мнению многих экспертов, и пролоббировала принятие этого закона.

Легалайз для «Биофармы»

Как известно, донорство делится на два типа: сдача цельной крови для лечебных учреждений и сдача плазмы крови для фармацевтических компаний, которые производят из нее лекарственные препараты, например интерферон, фактор VIII (необходим пациентам с гемофилией), вакцины против бешенства, столбняка и резус-фактора. И это – огромная индустрия. По данным The Economist, мировой экспорт плазмы в 2016 году составил 126 млрд долларов — больше, чем экспорт самолетов[3].

Большинство стран покрывают свой дефицит таких препаратов за счет контрактного фракционирования: они отправляют свою плазму на завод, а взамен получают готовые препараты. Производитель может брать плату за свою работу или оставлять себе часть препаратов, которые он затем реализует на рынке.

Украина – одна из десяти стран мира, которая имеет свой национальный завод-фракционатор. Владеет им группа компаний «Биофарма», акционерами которой являются Константин Ефименко, Василий Хмельницкий, а также иностранный фонд — Horizon Capital. В декабре 2019 года часть ее бизнеса была выкуплена немецкой фармацевтической компанией Stada Arzneimittel AG[4].

Еще в 2015 году «Биофарма» инвестировала 3,5 млн долларов в реконструкцию Сумского областного центра крови (СОЦК), который обеспечивает заготовку донорской крови и ее компонентов в области, неформально став ее собственником. Затем ее плазмацентры также появились в Днепре, Харькове, Черкассах.

Другими словами, Закон №2429 просто легализирует деятельность компании «Биофарма» и значительно облегчает ей ведение бизнеса в будущем. И речь идет не только об уже открытых частных плазмацентрах, но и об экспорте препаратов, который, по словам директора компании Константина Ефименко, «Биофарма» успешно осуществляет в 30 стран мира[5].

Вывоз крови запрещен, а ее препаратов нет

После принятия и подписания Закона №2429 многие СМИ сообщали: «В Украине запретили вывоз донорской крови» и писали о том, что для защиты национальных интересов авторы документа специально прописали в нем этот пункт. Однако, похоже, нас всех опять обманули.

«Новым» запрет на вывоз донорской крови и ее компонентов стал только в сравнении с первой редакцией этого же закона, которую ВР приняла в декабре 2019 года. Тогда как в действующем ранее законодательстве, а точнее в Законе «О донорстве крови и ее компонентов» такой запрет уже существовал.

Более того, Закон №2429 смягчил этот запрет в интересах фармпроизводителей (в украинских реалиях – «Биофармы»). Так, в старой редакции в 22 статье закона «О донорстве крови и ее компонентов» был запрещен вывоз за границу «донорской крови, ее компонентов и препаратов»[6]. А в новой редакции упоминание о препаратах исчезло. Получается, что экспорт препаратов крови разрешен, что, собственно, и требовалось компании «Биофарма».

Цена и качество

Закон №2429 также значительно увеличил риск возникновения монополии на рынке крови. В первой его редакции пункт о праве отправлять плазму на переработку в другую страну с обязательным возвратом в виде препаратов был удален вовсе. Ко второму чтению его вернули, но в несколько «обрезанном» виде. Контрактное фракционирование теперь разрешено только в случае отсутствия в Украине функционирующих мощностей по производству препаратов крови. Кроме того, в заключении о соответствии тогда еще законопроекта №2429 требованиям антикоррупционного законодательства[7] было рекомендовано закрепить в нем положение о том, что стоимость фракционирования плазмы на территории Украины не может быть выше цены контрактного фракционирования. Этот пункт в
тексте закона так и не появился. В общем, украинские пациенты теперь не имеют возможности получить ни более качественный, ни более дешевый продукт.

А опыт продажи не слишком качественных препаратов по завышенной цене у «Биофармы», к сожалению, уже есть. Так, несколько лет назад члены Всеукраинского общества гемофилии, неудовлетворенные качеством и безопасностью ее препарата Биоклот (он плохо работал и вызывал побочные эффекты), отправили это средство на анализ в сертифицированную международную лабораторию. Результат показал, что активность предоставленных образцов составила всего 37–50% от заявленной8. К тому же в 2015 году «Биофарма», участвуя в последних торгах Минздрава, проводимых чиновниками министерства (с 2016 года все тендеры по медицинским препаратам стали проводить через международные организации – ПРООН, ЮНИСЕФ и Crown Agents), победила с ценой
27 центов за 1 МЕ, что превысило даже предложение компании Pfizer, предлагавшей свой препарат по цене 24 цента за 1 МЕ[8].

Угроза нехватки

Монополия на рынке неизбежно приведет к снижению цен на плазму для доноров. В большинстве стран мира сдача крови, как правило, не оплачивается, а вот сдача плазмы в коммерческих плазмацентрах происходит за деньги. Например, донор плазмы в США может получить 50 долларов за один сеанс, в Украине – гривневый эквивалент 10–15 долларов.

С другой стороны, «Биофарма» может в любой момент отказаться покупать по рыночным ценам избыток плазмы, который скапливается в больницах и на станциях переливания крови. Служба крови могла бы самостоятельно продать его зарубежным компаниям в обмен на препараты или финансовые средства, необходимые для покупки современного оборудования, однако новый закон запрещает это делать.

Эксперты опасаются[9], что развитие сети частных плазмацентров приведет к еще большему дефициту цельной крови и ее компонентов в лечебных учреждениях. Плазмацентры, предлагая пусть и небольшую, но все-таки плату, будут «перетягивать» на себя постоянных доноров, которых в Украине и без того не хватает.

  1. https://zakon.rada.gov.ua/laws/show/644-IX#Text
  2. https://www.057.ua/news/2792850/donorstvo-nelza-otdavat-v-castnye-ruki-intervu-s-direktorom-oblastnogo-centra-sluzby-krovi-foto
  3. https://www.economist.com/international/2018/05/10/bans-on-paying-for-human-blood-distort-a-vital-global-market
  4. https://biz.liga.net/ekonomika/fmcg/novosti/nemetskaya-stada-vykupaet-chast-biznesa-ukrainskoy-biopharma
  5. https://hromadske.ua/ru/posts/ob-immunoglobulinah-donorstve-plazmy-krovi-i-lekarstve-ot-koronavirusa-razgovor-s-prezidentom-biofarmy
  6. http://search.ligazakon.ua/l_doc2.nsf/link1/Z950239.html
  7. http://w1.c1.rada.gov.ua/pls/zweb2/webproc4_1?pf3511=67365
  8. https://lb.ua/blog/sergei_sheme/368245_pozitsiya_patsientov_gemofiliey.html
  9. https://donor.ua/news/2324
Avatar
Лина СПИР
Журналист, журнал "Мистер Блистер"

ВЫБОР РЕДАКЦИИ

- Реклама -

НАПИШИТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here