Как лечить профессиональные заболевания учителей? Советы врачей

shutterstock_775058383

Профессиональный невроз

Теперь я понимаю: когда Тамила Ивановна, наша школьная учительница по рисованию, швырнула тряпкой для стирания надписей мелом с доски в одноклассницу (и, кстати, попала), проявился ее невроз – профессиональное заболевание учителей. «Доводить Тамилу» обожали все – она быстро заводилась, могла порвать альбом, замахнуться указкой или разрыдаться посреди урока. Только тогда в кабинете повисала неловкая тишина… Во время летних каникул преподавательница поправляла здоровье в психиатрическом отделении городской больницы, а осенью снова выходила на работу: в нашем маленьком городке просто некому было работать. Впрочем, однажды директору все же пришлось заняться поисками нового учителя, поскольку к началу учебного года Тамилу Ивановну по состоянию здоровья так и не выписали из больницы…

Среди свода постановлений Минздрава Украины есть документ, официально подтверждающий существование профессиональных болезней. Кстати, он же гарантирует материальную компенсацию пострадавшим «от профессии». Напротив графы «преподаватели» скромно значатся два профзаболевания: «болезни голосовых связок» (хронический ларингит, потеря голоса и т.д.) и «неврозы». Хотя, как утверждает Иван Парпалей, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой профессиональных заболеваний Национального медицинского университета им. А.А. Богомольца, заслуженный врач Украины, проблем со здоровьем, приобретенных на лекциях и уроках, у преподавателей значительно больше. Еще бы!
Ведь по уровню вредности производства занятия с детьми и студентами мало чем отличаются от труда шахтеров и работников химических заводов.

Работа с людьми, в отличие от общения с молчаливой и неконфликтной техникой, всегда считалась самой стрессогенной. А когда учеников в классе 30 с хвостиком, все они юны и непоседливы, постоянно разговаривают и поворачиваются спиной к учителю, ничего не смыслят в истории/философии/геометрии, опаздывают к началу урока, списывают, плюются бумажными шариками через трубочку, смотрят на преподавателя явно пренебрежительно – о каком душевном спокойствии может идти речь?! По статистике, 66,2% рабочего дня педагога проходит в состоянии напряжения. Неудивительно, что у 40% учителей уровень невротизма превышает допустимые нормы, а еще 65,9% страдают от повышенной тревожности. «Нервы на пределе» провоцируют другие профессиональные болезни преподавательского состава: заболевания сосудов центральной нервной системы, артериальную гипертензию, нарушения менструального цикла и др. Причем рано или поздно «издержки производства» отражаются практически на всех. Момент их появления зависит от типа нервной системы учителя. У вспыльчивого и невротичного холерика устойчивый невроз и вытекающие из него неприятности появятся максимум через 5–7 лет от начала работы в школе. У гармоничной, уравновешенной личности запас психологической прочности оттянет появление профзаболеваний на 20–25 лет.

Замечено, что профессию педагога чаще всего выбирают личности определенного склада характера. Одна из категорий – психастеники – люди скрупулезные, ответственные, ранимые. Они блестящие логики и математики, способные к сочувствию и сопереживанию. Увы, этот психотип первым получает нервный срыв. В жизни таким людям присуща неосознанная жертвенная позиция: в ущерб себе и семье они допоздна проверяют тетрадки, занимаются с отстающими после уроков. В общем, много работают, постоянно нуждаясь в подтверждении собственной нужности. В итоге все их болезни возникают от надрыва, излишнего рвения.

Вторая категория – истероидные личности, которые всегда стремятся быть на виду, красоваться, вещать перед аудиторией. Это настоящие эгоцентристы, считающие себя самыми умными, совершенными, неотразимыми. Как правило, кроме себя, они никого не любят, даже своих близких, и тем более учеников. В глубине души им доставляет удовольствие демонстрировать учащимся их некомпетентность и обзывать «дураками». Они менее уязвимы в плане неврозов, зато более подвержены профессиональной деформации – изменениям в психике, к которым приводит выбранная профессия.

Назад в детство

– Большой стаж работы в стенах школы или вуза рано или поздно меняет характер человека, – считает психолог Елена Вознесенская, кандидат психологических наук, старший научный сотрудник Института социальной и политической психологии АПН Украины. – Люди, которые учат других изо дня в день, в конце концов, приобретают непоколебимую уверенность в собственной правоте и даже определенную тональность голоса. Разумеется, чтобы ученики поверили учителю, он должен говорить уверенно, как будто изрекает истины в последней инстанции, но проблема в том, что и за порогом школы – с родными, друзьями – он уже не способен говорить иначе. Педагога до мозга костей отличает стереотипность поведения. Сделав однажды что-то удачно и закрепив в голове позитивный результат, он продолжает действовать по этой же схеме долгие годы. Гибкость и обучаемость новому – не его черта. Со временем в характере многих преподавателей появляются назидательность, догматичность, безапелляционность, консерватизм. Педагоги со стажем на дух не переносят возражений. Отсюда возникают семейные неурядицы. Дети учителей, как правило, очень проблемные. Неудивительно, ведь им приходится с утра до вечера «глотать» непререкаемые истины, не догадываясь даже о существовании в природе свободы выбора.

В некоторых штатах США действует закон, согласно которому человек с девятью годами преподавательского стажа не имеет права выступать свидетелем в суде. Правоведы небезосновательно опасаются, что школьный учитель не может объективно оценить ситуацию.

Еще одно наблюдение: у преподавателей языков с годами в речи проявляется склонность к повторениям и непроизвольная, болезненная реакция на ошибки. Общаясь с друзьями, они так и норовят исправить собеседника, поскольку не чувствуют разницы между аудиторией учащихся и компанией приятелей.

Мало того, после определенного количества лет, проработанных в школе, у педагогов искажается восприятие мира в сторону детского. Общество взрослых в глубине души учителя вызывает трепет, ведь они, в отличие от беспрекословно внемлющих детей, могут ответить, возразить, высмеять. В компании школьников они чувствуют себя гораздо комфортнее.

Что педагогу хорошо

Важно грамотно планировать свой режим работы, чередовать отдых и нагрузки. Никаких внеурочных занятий и факультативов после рабочего дня – переутомление грозит нервным срывом. Поскольку летний отпуск у педагогов большой, они просто обязаны активно отдыхать (лучше дважды в год), желательно – не дома на кухне, а в путешествиях. Море, гидропроцедуры, климато- и озонотерапия помогут восстановить ресурсы нервной системы. Если уехать не получается, то надо посещать бассейн, пить желчегонные или успокаивающие чаи, пройти курс витаминной профилактики.

Для укрепления голосовых связок, повышения работоспособности и сохранения спокойствия можно курсами принимать подходящие препараты на основе аминокислот, растительных компонентов. А чтобы противостоять неврозам, рекомендуется чаще общаться и делиться своими мыслями с другими взрослыми, хотя бы с коллегами, сверять свое восприятие реальности с мнением окружающих. Конечно же, нужно регулярно повышать квалификацию и личностный рост на семинарах, тренингах, круглых столах.

Еще одна профессиональная неприятность педагогов – проблемы с ногами. Им приходится долго и напряженно стоять перед аудиторией, будучи все время на виду, двигаться несколько неестественно, несвободно. Вот почему учителям полезно ходить на танцы, желательно на такие, где приветствуются элементы спонтанности, а не строго регламентиро ванные движения.

Использованы фото Shutterstock/FOTODOM UKRAINE

Прокрутить вверх